21/11
14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
Архив материалов
 
Времена, 18 апреля: Результаты реформ и перспективы
«Советское жизнеустройство сложилось под воздействием конкретных природных и исторических обстоятельств. Исходя из этих обстоятельств поколения, создавшие советский строй, определили главный критерий выбора — сокращение страданий. На этом пути советский строй добился признанных всем миром успехов, в СССР были устранены главные источники массовых страданий и страхов — бедность, безработица, бездомность, голод, преступное, политическое и межнациональное насилие, а также массовая гибель в войне с более сильным противником. Ради этого были понесены большие жертвы, но уже с 60-х годов возникло стабильное и нарастающее благополучие».
(С.Г.Кара-Мурза, «Манипуляция сознанием», гл. 14)

Просмотр передачи «Времена» с Владимиром Познером» от 18 апреля 2004 года вновь оставил ощущение тоски и безысходности. Во-первых – ничего хорошего нашу страну и живущих в ней людей в будущем не ждёт. Мягко говоря. А во-вторых, мастерство ведущего передачи явно переоценено. Имидж Познера – великий и ужасный, всемогущий маг и волшебник, высококлассный профессионал. А на самом деле – достаточно примитивно работающий ремесленник, эксплуатирующий созданные в годы перестройки запасы популярности...

Передача посвящена «борьбе с бедностью». На протяжении целого часа и понятие «бедность», и «борьба с ней» (в транскрипции Исаева – «преодоление»), муссировались и «обсуждались» со всех сторон. Слов сказано немало – а в результате что?

Если разбираться по порядку, то передача открывает внимательному наблюдателю три уровня.

Первый – это то, в чём нас пытается убедить ведущий. В этом «уровне» Познер буквально внушает следующие установки:

– Бедность – это не бедствие, это некий научный факт, явление (хорошо, если не природы). ЭТО нужно изучать, ЭТО нужно и можно преодолевать, ЭТО, конечно, не приятно, но… Ничего страшного в этом нет, убеждает Познер, это неизбежно! Ну, не могут люди себе новую одежду купить – ну и что? Не помирают же…

– И вообще – это чиновники виноваты! И МРОТ бог знает, как посчитан, и понятие «прожиточный минимум» непонятно, что обозначает… Вот тут чиновники себе зарплаты повышают – не обидит ли это наших дорогих бедных, а? Вот главная проблема, вот о чём нужно беспокоится! Так что опять же – в бедности ничего страшного нет!

– Да она и в Европе есть, и во всём мире, а не только у нас! Тамошние «бедные», правда, от наших чуть-чуть отличаются – но это детали. На самом деле бедность – это повсеместное явление, это неизбежно.

– И самое главное – бедных у нас НЕ БОЛЬШИНСТВО! Их у нас – меньшинство! Значит – люди живут хорошо, что бы там всякие очернители не говорили. Хорошо живётся людям в нашем капиталистическом раю! Есть, правда, отдельные недостатки в виде примерно трети населения «малоимущих»… Но это же мелочи – зато остальным-то как прекрасно!

Вот это – «первый уровень» передачи. Его нам вколачивает в сознание Познер.

«Второй уровень» – то, что мы можем понять непосредственно из сказанного ведущим и его гостями.

1. Пожалуй, главное: а откуда вообще взялась бедность в стране, продающей столько минеральных ресурсов за рубеж? Как так получилось, что нефти продавалось лет двадцать назад столько же – а бедных не было (не было много ещё чего – например войн на своей территории, взрывов в метро и вооружённой до зубов НАТОвской армады на расстоянии прямого артиллерийского залпа от Санкт-Петербурга, но это не главное)? Куда деваются деньги от этой нефти, почему они не идут на реальное преодоление бедности (об этом – ниже)? Футбольные клубы на них покупаются и замки на Лазурном берегу?

Значит, бедность есть результат деятельности тех, кто присвоил себе те деньги, что раньше позволяли избегать бедности? Следовательно, те, кто эти деньги себе присвоил, просто ограбили тех самых «бедных», так что ли?

Интересные вещи можно узнать из сказанного (вернее – как раз несказанного) Познером. Земной поклон ему за это!

2. Методика определения «бедности» привязана к понятию «прожиточный минимум». Но само понятие настолько необъективно и предвзято, что на это указывают буквально все, включая и самого Познера (он несколько раз об этом косвенно проговорился). Однако его задача – увести обсуждение в сторону от осознания простого факта: «прожиточный минимум» является тем минимумом, на который прожить нельзя! Это уже не жизнь, а скотское существование, в которое втолкнули миллионы людей новые хозяева страны (см. п. 1).

Для того, чтобы скрыть это, Познер устраивает форменный спектакль с голосованием, спрашивая аудиторию: а вы понимаете, что означает «прожиточный минимум»?

Создаётся впечатление, что ведущий считает зрителей круглыми идиотами. Какая разница, «понимают» люди это или «не понимают»? Нужно на самом деле выяснить:

а) Насколько объективно отражает понятие «прожиточный минимум» тот «минимум», на который реально можно прожить и чем руководствовались авторы, когда его составляли?

б) Что понимается под понятием «прожить» и насколько это «проживание» вообще можно назвать жизнью?

в) Насколько «прожиточный минимум» изменился за последние, скажем, двадцать лет? Какова минимальная стоимость «потребительской корзины», что в неё входит (прямые и «косвенные», в виде бесплатных квартир, путёвок, медобеспечения, детских садов и т. д., элементы)?

3. Бедность не будет побеждена и, следовательно, все разговоры о её «преодолении» — ложь! Об этом практически в открытую говорилось и на передачи её участниками (показательны фразы Исаева и явно умного и порядочного Горшкова). Да и сама логика развития – вернее деградации – страны не оставляет надежды на преодоления этой напасти (которая, как мы увидим ниже, тянет за собой вещи ещё более неприятные).

4. Очень показательна фраза Ткачёва про «политическую стабильность», как залог «преодоления бедности». Учитывая, что ссылка на этого загадочного зверя всё чаще мелькает в разговорах и речах умных и солидных политических дядей (от гарантов Конституции до региональных лидеров), можно предположить: именно в этом они и не уверены. Были бы уверены – не упоминали бы в виде заклинаний: есть у нас политическая стабильность, есть, и будет впредь, будет…

Похоже, что «политическая стабильность» в обозримом будущем может стать серьёзной головной болью нашей власти. Не случайно к границам России подтягиваются НАТОвские дивизии, и не случайно наши политики начинают проговаривать варианты размещения НАТОвцев на нашей территории (страх, который их на это толкает, выливается в маразматические объяснения: дескать, для борьбы против терроризма очень полезно, чтобы тут были ещё и войска НАТО… Как будто имеющихся у нас сил не достаточно для этой «борьбы»!). На то, что свои войска превратятся в карателей, надежды нет. Так если не свои – пусть чужие солдаты подавляют бунты голодающих и замерзающих людей.

То есть из несказанного, или сказанного по неосторожности, или из того, что ведущий попытался скрыть от аудитории, можно сделать очень интересные выводы.

Но это только «второй уровень». А вот что касается собственно «бедности», мы узнаем из уровня «третьего», самого интересного и важного. Чтобы понять и разобраться в нём, нам нужно тщательно проанализировать всё, связанное с данной проблемой.

Итак, первое. Познер сразу в передаче по своему обыкновению уходит от вопроса: а почему в России появилась бедность – при таких-то природных, научных и промышленных ресурсах? Кто это всё себе присвоил? И на каком основании? И насколько законно это присвоение? И насколько легитимна власть, покрывающая такое положение дел?

Если в этом начать разбираться, то, кроме вышеперечисленных вопросов, возникают не менее интересные ответы.

Второе: бедность нынешней Системе нужна. Бедными людьми легче управлять, они легче поддаются обману и манипуляции сознанием. Они не способны на организованное сопротивление, поскольку заняты ежедневным выживанием в самом примитивном смысле этого слова.

Кстати, сегодня очевидно, что одним из главных факторов сдачи населением СССР своей великой страны является то, что жить люди стали в 70-80-е годы по нашим меркам очень хорошо и комфортно. А качество жизни советского населения по признанию всех ведущих специалистов в данной области вышел на мировой уровень.

А с бедными подобных проблем как с сытыми избалованными «совками» подобных проблем не возникает. Бедные потребляют меньше ресурсов, которые можно продать за бугор платежеспособному клиенту. Опять же двойная экономия – и платить можно меньше, и солярку тратить на них не нужно (а продать туда, где заплатят).

В конце концов, бедных проще уничтожать, когда в них совсем отпадает надобность. Вот появилась возможность ввозить «гастарбайтеров», которые получают ещё меньше, а работают ещё больше, чем «местные» — и зачем тогда лишние рты? Системе проще их различными методами отправить на тот свет (что мы сейчас и наблюдаем в виде ежегодного снижения численности «дорогих россиян»).

То есть на лицо явная заинтересованность Системы в обеднении населения.

Третье. Но как же дело обстояло раньше? Каким образом с бедностью справлялись (и справились) в СССР?

Методика у Советской власти была проста. С одной стороны, людям дали возможность получать качественное и бесплатное образование, в том числе – высшее. То есть подготовили их к тому, что каждый может стать квалифицированным высокооплачиваемым специалистом.

С другой стороны огромные, основные ресурсы были брошены на строительство могучей промышленности. Созданы заводы, НИИ – всё, что составляло научно-промышленный потенциал и экономическую инфраструктуру страны. Люди, работая в этой промышленности и производя продукцию, имели возможность получать зарплату и пользоваться дополнительными бонусами (в виде бесплатных квартир, путёвок, здравоохранения и пр.).

Эта конструкция позволила решить проблему бедности. Кстати, как следствие, этим был обеспечен рывок страны, сделавший её не сырьевым придатком запада (о такой сегодняшней ситуации открыто говорят первые люди Российской Федерации), а независимой научной и промышленной сверхдержавой. И это – не смотря на то тяжелое состояние, в котором приняли страну коммунисты после Революции, несмотря на Гражданскую и Великую Отечественную войны и разруху после них.

То есть имевшиеся тогда ресурсы не прожирались, не тратились на футбольные клубы и дорогие лимузины, а вкладывались в проекты создания достойного будущего.

Четвёртое. А что сейчас? Как сегодня обстоят дела в этой области?

Средства, которые могли бы возродить науку и промышленность, выводятся в сферу потребления. Состояние промышленности такое, что уже сама власть говорит: мы сидим на нефтяной игле. Промышленность фактически уничтожена, большинство населения обитаем «при нефти» и кормится «от нефти». Случись что – людям просто негде работать, заводы-то остановлены и разграблены!

Самое страшное – ускоренными темпами проводится программа, лишающая население свободного доступа к качественному образованию. Готовится к введению тотальная платность высшего образования и кардинальное сокращение количества (часов) бесплатного среднего образования. Уже сейчас, когда это образование ещё не стало официально платным, поступить куда-либо без взяток практически невозможно (а если поступил – то, как уже отмечалось, устроиться на квалифицированную и профессиональную работу шансы, мягко говоря, не велики). Следовательно, люди лишаются возможности работать потом на высокооплачиваемых профессиях. Их насильно и сознательно, в рамках государственной программы, спихивают на самое дно общества, в маргиналы, лишают надежды хоть когда-то вырваться из бедности к нормальной жизни.

В результате Система делает бедность безысходной. И это – под аккомпанемент постоянных песен про «преодоление бедности» и про то, что «высокообразованное население – наша главная ценность»!..

Результатом такой политики является окончательная деградация промышленности и науки. Ведь сейчас заводы стоят, а квалифицированные кадры вымирают. Приток новых снижается. И, если даже к власти придут настоящие патриоты, которые начнут возрождать потенциал страны – кто сможет работать на предприятиях, которые они построят? И на что «строить» эти самые предприятия, если сейчас деньги всеми мыслимыми путями вывозятся из страны? А то, что остаётся здесь, просто проедается. Вот премьер Фрадков говорит: недостаток доходов, требующихся для выхода на уровень прожиточного минимума, составил в 2003 году около 230 млрд. рублей . И если снижать уровень бедности вдвое, значит, потрачено будет около четырёх миллиардов долларов. На что? Правительство говорит о расширении системы бесплатного высшего образования? О создании новых заводов, НИИ, производственных комплексов? Нет – говорят только об «адресных субсидиях». «Субсидии», конечно, дело хорошее. Но ведь это – еда. Её съедим – и дальше что? Может быть, следовало бы развернуть на эти деньги программу развития страны, которая в результате и помогла бы преодолеть бедность? И, заодно, вытянуть страну из скатывания в историческую пропасть – ведь «бедность», как мы видим, неотделима от развития страны? Или, если не глобальную программу – то хотя бы проект, способный вдохнуть жизнь в нашу высокотехнологическую промышленность. Это может быть и развитие авиастроения (например, выпуск самолётов новых поколений, пока ещё есть конструкторская база), и космические проекты, и проекты, связанные с развитиями «технологий будущего»… Не хватит четырёх миллиардов – у Абрамовича и Березовского подзанять. Ходорковский, надо думать, не отказался бы помочь…

Нет, об этом ни слова. Только Ткачёв что-то сказал про «малый и средний бизнес» и в очередной раз повторил старую байку «про подаренную рыбу и про удочку, чтобы рыбу ловить» (этой удочке и рыбе давно пора около Кремля поставить памятник, как символ его неспособности к управлению и примитивности сознания «государственных мужей»). Это, конечно, лучше, чем ничего – но неужели целый Губернатор не понимает вещи, очевидной любому нормальному человеку: МАЛЫЙ И СРЕДНИЙ БИЗНЕС БЕЗ МОЩНОЙ И РАЗВИВАЮЩЕЙСЯ ЭКОНОМИКИ НЕЖИЗНЕСПОСОБНЫ! Они могут существовать только как дополнение к основному, научно-техническому потенциалу страны. В отрыве от него они немедленно загнутся, все надежды на них как на панацею сродни попытке вытащить себя из воды за волосы. И если этого не понимает глава региона – то кто же регионами управляет? И каковы будут результаты такого «управления»?

Пятое. Что-то уж очень безрадостная, по сравнению с СССР, картина получается. Как было и что делалось тогда – что есть и что делается сегодня? Сравнение не в пользу «сегодня», а та политика власти, что становится очевидной в результате анализа ситуации, попахивает государственной изменой и геноцидом собственного народа.

Ведь, как видно, власть сознательно уничтожает любые пути у населения выбраться из бедности. А бедность становится главной причиной снижения численности народа. Не могут люди жить в таких условиях. Не жизнь это – без надежды на улучшение. И сказками, рассказанными с украшенных двуглавым орлом трибун ситуацию не изменить…

Шестое. Вот чтобы избежать таких аналогий с Советской властью, Познер устраивает традиционное шоу – «заключительное слово».

Напомним: рассказывая о ситуации в Ираке, он приводит результаты опроса одной из радиостанций. Вопрос был – кто должен организовывать эвакуацию сотрудников российских частных компаний из Ирака? Сами компании, или государство? Семьдесят процентов респондентов ответили: компании.

Познер делает вывод: такое отношение к тем, кто работает в частном секторе экономики и зарабатывает деньги, обусловлено «советской закваской», из-за которой люди отрицательно относятся к тем, кто богаче их. И все проблемы с бедностью – от нашего, ещё советского, неприятия богатых. Мол, это не бедных у нас много, а слишком уж мы богатых не любим. Нам нужно теплее, доброжелательнее относиться к богатым – тогда и жизнь станет лучше. А для этого нужно «расквасить советскую ещё закваску» (c).

И всё бы ничего – да этим высказыванием открылось гораздо больше, чем ведущий хотел скрыть.

Во-первых, становится понятным: опыт Советского Союза в промышленно-экономической политике, в борьбе с бедностью, советская история вообще – всё это для Познера как проклятье. Он панически боится, как бы люди не проснулись и не стали реально и трезво смотреть на то, ЧТО они потеряли, позволив разрушить СССР. Открыто нападая на всё советское, Познер старается заставить аудиторию поверить, что «тогда всё было плохо» и вообще нечего туда глядеть (плюс ещё «посыл» к «богатым»: вот откуда вам опасность угрожает – от «всего советского»!).

Во-вторых, сказанное Познером о «семидесяти процентах» наглядно свидетельствует: наше общество расколото и, фактически, в стране два народа. Причём те, кто не относит себя к «богатым», зачастую не считают «богатых» частью своего, русского или, если угодно, российского, народа. То, что работающие в Ираке могли и не быть в прямом смысле «богатыми», ничего не меняет: население делает обобщающие выводы, не оценивая каждого конкретного человека (это, кстати, очень тревожный фактор). И уже не столь важно, что Познер напрямую опровергает и обвиняет во лжи Президента Российской Федерации, не так давно утверждавшего прямо противоположное. Главное другое: результатом реформ стал раскол нашего общества, нашего народа. Современная политика власти уничтожает то, что является, согласно Конституции, основой власти в России – «её многонациональный народ» (а Познер помогает нам это понять).

О какой же «борьбе с бедностью» и о каком «развитии страны» можно вообще говорить, когда на лицо такое ужасающее положение вещей? Ладно Познер, для него Россия – страна чужая и нелюбимая. Но ведь те, кто оказался во власти, в элите, не могут не понимать: раскол народа чреват такими последствиями, что от их благосостояния камня на камне не останется. И хотя бы из корыстных соображений, если уж на Родину наплевать, нужно понять: необходимо не разрушать, а укреплять свою страну.

И чем скорее мы это поймём, тем скорее у нас наступят иные, без бедности и социальных катаклизмов, «Времена».

0.23975992202759