21/11
14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
Архив материалов
 
Времена, 16 ноября: Полный отчет
Тема первая.

Начало передачи. Познер объявляет темы: съезд РСПП, где «впервые говорилось о взаимоотношениях бизнеса и власти». Познер сразу же «берёт быка за рога: можно подумать, что у нас об этом никогда ничего подобного не говорили. Но Познер, бросая зрителю «затравку», не даёт ему возможности критически оценить это высказывание и немедленно двигается дальше. Это типичный приём манипулятора.

Дальнейшая реклама темы заканчивается традиционным для Познера приёмом: вот тут у нас будет один человек… Очень интересный… Но я его фамилии не назову… Пока… Это обычный рекламный трюк – заставить зрителя «ожидать обещанного».

А вот дальше Познер демонстрирует высокий класс. Он говорит, что «начнём мы с пенсионной реформы – вопроса архиважного» (даже использует знаменитый речевой оборот В. И. Ленина – показательный факт; Познер учится даже у заклятых врагов), но говорит это серо и уныло. Упоминанием, что вопрос «важный», да ещё и «архи», у зрителя «включается» обострённое восприятие. Но голосовой акцентации на дальнейшем описании темы нет – и обострённое восприятие зрителя как бы «повисает в воздухе». Познеру это нужно для того, что, после одного-двух таких приёмов человек продолжает слушать то, что он говорит, но уже «вполуха». И не оценивает услышанное критически. В таких условиях гораздо легче протаскивать любые ложные и манипулятивные установки в сознание зрителя.

Следующее высказывание так же демонстрирует высокий «профессиональный уровень» Познера. Он, честно глядя в глаза зрителю, начинает говорить о том, что «всего 46 дней осталось», «важно определиться, куда вложить деньги» (в какое очередное МММ – прим. ред.), «каковы шансы заработать?» и пр… Этим он сразу уводит беседу из плоскости «а зачем вообще нужна эта реформа?» в плоскость «она уже неизбежна – куда деньги-то девать будем?». И это очень важный момент.

Представляется «свежая голова» – народная артистка и кинорежиссёр С. С. Дружинина.

В процессе представления Познер старается казаться «своим в доску», не щадящим сил и здоровья ради защиты интересов простого народа: «Кхе-кху, простите, я простужен» – вот, мол, простужен, болен, а вам служу верой и правдой…Это манипуляция сознанием, причём в чистом виде; ведь обычно немного чихнул – и в эфир дороги нет. А тут такой весь больной – и на боевом посту…

Далее Познер объясняет «вводные»: вот у нас раньше государство было патерналистским (если кто не знает – заботилось о своих гражданах, как о своих детях), что государство решало за них (за нас, значит) все вопросы – и это Познер произносит со зверски оскаленной физиономией, камера в этот момент его лицо показывает крупным планом. Аттрактивный эффект: зритель подсознательно начинает чувствовать, что «патернализм» — это, вообще-то, нехорошо…Вон как ведущего перекосило… Да и то, что за меня, человека кто-то что-то будет решать – тоже как-то нем очень…

Если учесть, что критическое сознание аудитории Познером (да и всей нынешней системой СМИ) старательно «отключается», можно не сомневаться: установка на то, что «патернализм – это плохо» прочно засядет во многих головах. Вот подумать бы людям: а разве плохо, когда ваши пенсии гарантированны государством однозначно и без оговорок?

Кстати, показательно: как только Познер начинает говорить о нынешних условиях («спасение утопающих – дело рук самих утопающих», «каждый человек сам кузнец своего счастья» — т. е. попросту то, что теперь каждому придётся выживать самому, а государству не него плевать), его лицо и тембр голоса сразу меняются. Они становятся мягкими и дружелюбными. Познер в очередной раз подчёркивает: всё это не плохо, а наоборот – очень даже хорошо…

Познер убеждает зрителей: это всё хорошо, да и неизбежно… А для тех, кого такая перспектива, не смотря на старание ведущего, всё же беспокоит (как эксперты скажем: более чем обоснованно), Познер протаскивает следующий приём.

Он спрашивает у Дружининой: как вы полагаете, справятся люди (отметим: спрашивает, не объясняя, с чём конкретно они «справятся»)? Я полагаю – очень реалистично мнётся Дружинина – что пока не очень… Очень долгий период о нас «кто-то» думал, заботился – и мы в это поверили (подразумевается: а зря! Вот поверили большевикам – и попались! Не верьте им больше!). Дальше Дружинина говорит что-то про «отбитую у людей охоту верить», про то, что «вот так всё случилось»… И всё это верно – но основной упор Дружинина, «свежая голова», делает на том, что, во-первых «безверие россиян опасно» (подразумевается: вот какие нехорошие и опасные россияне! Они же сами «не верят» — значит, сами во всём и виноваты… Вот «верили» бы власти – как хорошо было бы… Лепота!), а во-вторых – им, россиянам, нужно «крепко помогать». Вот мы им поможем – и всё у них будет хорошо…

В данном случае проблема – и совершенно обоснованная – что «россияне» поймут, ЧЕМ грозит им Пенсионная реформа (см. об этом часть «Выводы») «забалтывается» Дружининой с чёткой подачи Познера и сводится к «помоганию» и «сами виноваты»… Основная задача данной манипулятивной схемы – увести ответственность с нынешней власти, поровну разделив её между властями предыдущими и самими «дорогими россиянами»…

Что бы съехать с этой скользкой темы, Дружинина (она интуитивно понимает, что несёт явную чушь а ещё точнее – явную ложь) начинает что-то говорить про то, как она честно трудится на своём месте… Сегодня мы ещё услышим подобные высказывания…

Дальше идёт голосование. Объяснять его детали не имеет смысла, но отметим: Познер ВСЕМИ СИЛАМИ старается свести всё обсуждение исключительно к вопросу «куда вложить деньги». Он усиленно подчёркивает это голосовой акцентацией, жестами, выразительной мимикой. Это самый важный вопрос! Других вопросов нет! Только это и можно обсуждать! И даже нужно…

Познеру необходимо увести логику аудитории от простого вопроса: чем так плоха была советская пенсионная система? И не пытается ли родная демократическая власть в очередной раз просто кинуть своих «неверящих» граждан?

Представляются гости: председатель Пенсионного фонда М. Ю. Зурабов (кивает с чуть смущённой улыбкой – ну прямо ангелочек!) и министр экономического развития (само по себе это словосочетание – «министр экономического развития» — когда-нибудь войдёт в анекдоты про наши нынешние «окаянные дни») Г. О. Греф (хоть и сказано в классике «грешно смеяться над больными людьми», но… нашёл Познер, кого пригласить!). Эксперт (они сейчас всё «экспертируют» и ни за что не отвечают) – П. В. Крючкова. Лидер Партии пенсионеров В. Н. Кишенин.

Обнародуются результаты «голосования». Познер демонстрирует искреннюю обеспокоенность – а знают ли «дорогие россияне», как им сообщить о своём выборе? Это ведь самая главная проблема – других у нас и нет. Вот послушаем, что по этому поводу говорит Касьянов…

Касьянов «говорит» красиво. Во-первых – слабая разъяснительная работа (переводим с демократического языка на русский: не все россияне оболванены настолько, что идиотской радостью встречают весть о Пенсионной реформе. Не всем ещё «мозги промыли» до полной утраты связи с реальностью…). А во-вторых – это мелькает в контексте под самый конец выступления – не понимают ещё люди: НЕКОТОРЫЕ ИЗ НИХ в результате реформы будут получать пенсию большую, чем до оной.

«Некоторые» — это понятно. А остальные? И каково будет соотношение «некоторых» и «остальных»? И кто эти мифические «некоторые»? Не сами ли творцы реформы и «группы поддержки»?...

Вопрос Зурабову – вы согласны с премьером? Что «разъяснительная работа» с населением слаба?

Зурабов согласен. Он начинает долго и путано отвечать, из чего можно понять следующее: а) россияне сами во всём виноваты – они настолько тупы, что не могут разобраться в тех бумажках, которые мы им присылаем б) пока россиян не припрёт по настоящему – они ни о чём думать не станут. Но над этим мы работаем… в) у меня вообще куча объяснений – сами выбирайте, которое послушать…

Далее – сюжет. На самом деле ничего особенного – он целиком и полностью укладывается в основную канву темы: внушить аудитории, что альтернативы накопительной системе нет и быть не может. Что вопрос только в том, КУДА отдать свои деньги (а не в том, с какой стати государство складывает с себя обязательства по гарантии пенсионного обеспечения граждан). Показательно: если один эксперт жалуется, что «документы не понятны», в них даже юристу не разобраться (естественно: пенсионная реформа настолько важна для сегодняшнего режима, что делали её наспех, побыстрее), то «исполнительный директор управляющей компании» расхваливает вариант частных инвестиций и в мягкой форме призывает людей не отдавать деньги своему государству – ликвидность там, мол, ниже… И опять: люди ленивы, не понимают своего счастья, не несут нам свои денежки. Пока…

После сюжета Познер возвращается к «важной теме» — информировании будущих пенсионеров о тонкостях реформы. Познер всем своим видом демонстрирует крайнюю озабоченность этим «животрепещущим» вопросом. Он внимательно и сосредоточенно слушает, что ему говорит Зурабов, напряжённо вглядываясь в него… Ну сразу понятно – более серьёзного вопроса и быть не может!

Далее вопрос Грефу: вот МАП в лице своего шефу Илюжанова выразило обеспокоенность, что, в условиях отсутствия информации и рекламы, граждане «по умолчанию» оставят деньги у государства. Вот горе –то какое! Как же нам с этой напастью (ещё раз обратим внимание читателя: напасть – это приток денег государству. И это – уровень мышления тех, кто определяет политику нашей страны…) справиться?

Греф фактически признаётся: да, это большая проблема (во как!)… И это очень прискорбно (что страна получит дополнительные средства на своё развитие)… И такая удручающая ситуация может сохраниться аж несколько лет (вот горе-то у власти – люди им деньги оставили…)…

Но вы не думайте – нам, государству эти деньги не нужны! Мы их брать ни хотим! А хотим, что бы вы их отдавали частникам, а не в коей мере не стране! – Познер согласно и удовлетворённо кивает. То, что говорит Греф, как бы дико и чудовищно это не звучало, полностью вписывается в «информационную конструкцию» передачи. В конце концов, для рекламы лозунга «куда угодно – только не государству» – Познер спрашивает напрямую (он, как шоу-мен понимает: Греф говорит путано и непонятно; эдак ещё, чего доброго, люди его могут и не понять): а не заинтересованно ли государство что бы получить эти деньги? Нет! – по-военному чётко отвечает Греф. До него, похоже, дошло, что и как нужно говорить перед камерой. «У государства нет ни малейшей заинтересованности, что бы этими деньгами управляла государственная управляющая компания».

В данном случае цель Познера и Грефа – любыми средствами убедить граждан, что государству на эти деньги плевать. Раз «плевать» – то кто же станет отдавать свои деньги тому, кто в них «не заинтересован»? А раз не заинтересован – то куда нести? Частнику, частнику…

Познер довольно кивает – это то, что от него требуется…

Однако такая схема – при которой государственный чиновник во всеуслышание призывает людей не отдавать свои деньги государству, т. е. играет против государства, которому обязан служить – весьма рискованна. До людей может дойти, что здесь идёт простая реклама частных финансово-спекулятивных структур. Поэтому Познеру нужна «объективность», «критика» (вернее – иллюзия и того, и другого).

Однако «критиковать» он может позволить лишь то и так. что бы «критика» не мешала главной мысли темы.

Для этого вытаскивается эксперт Крючкова и получает вопрос: а вас, как представителя общественности (она с гордым видом поправляет САМОГО ПОЗНЕРА – я представляю не общественность, а общественную организацию!), устраивает то, как информируется общественность?

Да конечно нет! – взрывается объективный эксперт. Всё не устраивает (камера показывает виноватую физиономию Зурабова – сегодня он назначен на должность «мальчика для битья»)! И вообще, даже в заблуждении людей ввели! – что-то там со сроками напутали… И опять с подачи Познера: из-за этого люди совершили ужасную ошибку – оставили деньги у государства. Познер просто сияет: он правильно спланированным выступлением «эксперта» убивает сразу двух зайцев. Во-первых демонстрирует «объективность» — есть ещё «отдельные недостатки». А во-вторых в очередной раз запугивает людей страшной перспективой оставить свои деньги у государства…

Встревает Зурабов и начинает что-то объяснять. Но всем уже понятно: это он, вражина, во всём виноват…

Далее вопрос Грефу: всего 0,3% «дорогих россиян» отдали свои сбережения частным компаниям. Доколе!? Сколько ещё это возмутительное положение будет продолжаться!?

Да, – признаёт с леденящей сердце мимикой Греф, — есть ещё «отдельные недоработки»… Реклама вот плохо работает… Да и вообще – опасаются ещё люди, однако. Все же помнят и дефолт, и пирамиды. Греф явно не глуп: он ловко в качестве аргумента своей позиции применяет преступления той силы, которую он же и защищает. Ведь и МММы, и «чёрный вторник», и дефолт – всё это заслуги его самого и таких, как он. Но он умело обходит этот «неудобный» момент и применяет данную аргументацию в свою пользу. Ловко!

Однако Греф, прибегая к такой аргументации, балансирует на грани. А ну, как кто-то задаст как раз «неудобные» вопросы (вроде перечисленных выше)? И Познер, дабы предотвратить такой поворот, вмешивается: я вот, друзья, сед – то, что ещё осталось (отличный ход – он просто «влезает в душу»: вот я какой старенький, седенький и мудренький… верьте мне, верьте!)… Но я-то помню, как Советская власть обманывала нас, честных тружеников… И займы, и обмены… Нас в советское время обманывали не хуже! Все приглашённые согласно кивают. Особенно доволен Греф – Познер умело (как ему думается) исправил его рискованный ход…

Познер в данном высказывании просто … ну, скажем лукавит. Что – при Советской власти пенсии не выплачивались? Или старики рылись в помойках? Или замерзали пенсионеры в нетопленных домах? Похоже, что Познер сам, выправляя оплошность Грефа, совершил оплошность ещё большую. И благо, что нам удалось схватить его за руку…

Вопрос Зурабову (вопрос показательный: на его примере видно, с помощью каких приёмов Познер дискредитирует саму идею вкладывать деньги в государство): а вот накопится немало денег в Пенсионном фонде – где гарантия, что государство само не отнимет у людей эти деньги? (Мы вот тут уже говорили, что оно отнимает их всегда. И при коммунистах… Да и вообще… – не будем показывать пальцем…). Фактически Познер продолжает запугивать людей: не надо государству деньги отдавать, вы их частникам, частникам несите…

Вот тут происходит интересный диалог. Зурабов отвечает на удивление правдиво: да если бы это было нужно государству – зачем оно вообще затевало бы эту реформу? Оставило бы всё, как было. Ведь как было? – и начинает перечислять…

А вот тут – стоп! Это для Познера явно лишнее. Зурабов в полемическом задоре, что бы не выглядеть полным идиотом, может ляпнуть такое, от чего вся выстраиваемая ведущим информационная схема рассыплется, как карточный домик. Познер жёстко обрывает его: я вам вопросы задаю не потому, что я такой вот гад, а потому, что эти вопросы волнуют людей! Таким несложным приёмом Познер во-первых корректно затыкает рот Зурабову (что б лишнего не болтал), а во-вторых в очередной раз напоминает зрителю: я ж за твои интересы воюю. Вон ради тебя какого человека обрываю! Рискую, здоровье своё трачу (простуженный пришёл на студию) – всё ради тебя. Ты, главное, верь мне, верь…

Зурабов продолжает: теперь россиянам стало жить лучше. У них больше возможностей появилось! Ведь это самое главное! А нецелевое использование средств невозможно – они же «привязаны» к каждому конкретному человеку! Как их можно «использовать»?... («Использовать» на самом деле можно всё – происходящие в нашей стране последние пятнадцать лет процессы наглядное тому подтверждение. Там, где появляется запах больших денег, для демократов нет преград…).

Вопрос Кишенину: как вы думаете – а сегодняшних пенсионеров устраивает такая постановка вопроса?

Кишенин начинает говорить вобщем-то правильно и достаточно взвешенно. Познер до последнего момента не понимает, куда клонит лидер партии пенсионеров. Но когда Кишенин начинает говорить, что сегодняшняя пенсионная реформа по сути третий римейк приватизации – вот это уже категорически недопустимо. И Познер обрывает выступающего – причём достаточно жёстко: нечего тут партийной агитацией заниматься! Ведущего совершенно не смущает то, что о своей партии Кишенин ни словом не обмолвился. Собственно, такие «мелочи» Познера не интересуют – его задача состоит в протаскивании тех информационных установок, за которые ему деньги платят (и немалые, как он сам признаётся). А какой ценой – это не существенно…

Сразу же вопрос Грефу (он-то точно ничего «такого» не ляпнет): вот тут кое-кто сомневается, что всё это эффективно… А вы что можете сказать – будет через 30 – 40 лет реальная польза от сегодняшней реформы, или нет?

Греф опять несёт что-то такое, из чего вычленить здравые мысли очень сложно. Понятно только что:

а) ведомство Грефа в категорической форме требовало введения этой реформы (уже хорошо – понятно, кого потом будут «благодарить» кинутые пенсионеры)

б) к 2012 году ожидается недостаток рабочей силы. Что это значит? Что в середине 90-х, как раз на пике разрушительных реформ, резко снизилась рождаемость. Женщины просто перестали рожать! Почему? Каждый может ответить на этот вопрос сам…

в) какой мудрый у нас Президент – как он дальновидно предусмотрел грядущую проблему! Умница, стратег – ну как за такого не проголосовать на выборах!

г) ну последнее – это мудрое стратегическое решение. Сейчас он, конечно, не очень выгодно, но… Я, как честный человек и вообще демократ-рыночник, обещаю вам, «дорогие россияне»: через много лет вы мне ещё спасибо скажете (согласимся: если кто-то что-то из нынешней демократической элиты пообещал – так тому и быть. Ни словом не обманет…)

Реклама.

Вопрос Зурабову: вот многие граждане. Получив письма, увидели в графе «пенсионные начисления» ноль. Как это объяснить?

Да как объяснить, – отвечает Зурабов, – работодатели виноваты! Денег не перечисляют в пенсионный фонд. Но мы с ними будем бороться!

Данный приём призван вызвать у аудитории неосознанную уверенность. Что если вдруг пенсии на месте не окажется, то виноват «работодатель», а вовсе не государство и уж тем более не частная «управляющая контора». Последние должны быть вне подозрений – ведь именно за них всеми силами и агитируют Познер-Греф-Зурабов.

Вопрос Крючковой: вы призывали проверять счета. А как это сделать?

Крючкова кивает на Зурабова – к нему, мол, все вопросы… Проверять, конечно, нужно, но как – пока не ясно.

Зурабов в очередной раз начинает выкручиваться. И в очередной раз всем понятно: вот главный виновник всех наших бед! Не Система виновата, а отдельные чиновники. Зрителям внушается мысль: Систему трогать не надо! Можно просто поменять местами некоторых чиновников (таких, например, как этот неумеха Зурабов) – и всё будет хорошо! (У Системы…)

Очень интересный вопрос Грефу: а в какой степени люди рискуют, вкладывая средства в частный накопительные структуры? Ведь фондовый рынок – дело тёмное… Брокера приглашать?

И не менее интересен ответ Грефа. Во-первых управляющая компания и есть собственно брокер. Если перевести на русский язык, это звучит примерно так: кого эта компания уважаемому пенсионеру посоветует, того и следует выбирать. Даже если посоветует самоё себя… Но сердиться за «последствия выбора» пенсионеру придётся только на самого себя: его же в эту компанию никто силком не тянул! Сейчас демократия и рынок – сам принял решение, сам и отвечай.

Во-вторых, у нас вообще мало инвесторов в ценные бумаги. Порядка 17 тыс. человек (в США десятки миллионов). Так что инфраструктуры просто нет. Вот её как раз и надо создавать. А за чей счёт создавать? Кто будет «жертвенным бараном»? Так на то ж мы пенсионную реформу и раскручиваем (воистину недаром С. Г. Кара-Мурза назвал её «афёрой века» — прим. ред.)…

В-третьих – риски… Ну, тут мы с одной стороны работаем над тем, что бы можно было инвестировать не только в отечественные, но и в иностранные ценные бумаги… Переводим на русский язык: утечка капиталов из страны сейчас является чем-то незаконным. Так мы её сделаем законной, что бы население побежало покупать иностранные акции (а мы ему объясним, как сегодня, что инвестировать нужно не в развитие своей страны, а в чужие страны…только мы «забудем» объяснить, чем это для «электората» закончится). И вывоз капиталов из России приобретёт «цивилизованный», узаконенный характер. Этим мы, «реформаторы», убиваем сразу двух зайцев: и грабить эту мерзкую страну нам будет сподручнее, и мы получаем возможность окончательно лишить её надежды на возрождение как державы, способной обеспечить своим гражданам достойный уровень жизни. Население начнёт вымирать быстрее, чем сейчас – так нам того и надо…

Ну, и кроме того, мы будем страховать риски (по поводу страхования рисков рекомендуется прочесть статью С. Г. Кара-Мурзы – там это очень хорошо описано)… Как именно – Греф объясняет так, словно специально хочет, что бы ему не поверили. Действительно, на какого «реформатора» ни глянь, сразу видно – честный человек. Ни копейки чужой не взял…

Дальше вопрос Кишенину: вы, похоже, против?

Кишенин молодец: хоть и не держит удар (раз Познер так легко заткнул ему рот), но твёрдо начинает с того же самого места, на котором у него отобрали слово. Он объясняет: мы опять куда-то спешим. Ведь была приватизация – собственность взяли и тю-тю. Было хищение вкладов – теперь вообще не найти крайнего. Так ведь сейчас то же самое получится! Ну зачем нужно брать кредиты, если можно эти самые деньги вложить в коммерческие проекты внутри России (читай: и прибыль будет, и гарантии сверхнадёжные, и страна получит мощнейший стимул к развитию)?

Нет, это Познеру не нужно. Ему явно платят за то, что бы он рекламировал вложения в частные структуры, а никак не в свою страну. Он просто обрывает Кишенина – причём под явно дурацким предлогом – и хочет передать слово другому участнику. Но тут влезает Греф – Кишенин сказал ужасную, с его, Грефа, точки зрения, вещь.

Но то, что он говорит, достойно занесения в Книгу рекордов Гинесса. ТАКОГО ещё не позволял себе ни один «реформатор». Греф. С улыбкой олигофрена, заявляет: САМОЕ УЖАСНОЕ БУДЕТ, ЕСЛИ ГОСУДАРСТВО ВОЗЬМЁТ, ДА ЭТИ ДЕНЬГИ КУДА-НИБУДЬ ВЛОЖИТ…

Вот так… самое страшное, если вдруг страна перестанет брать преступные кредиты, отнимающие будущее у её детей, и начнёт развиваться за счёт собственных ресурсов…

Люди добрые, да что же вам ещё нужно, что бы понять, что за существа засели во власти и куда они ведут нашу Родину (страну, а не избирательный блок)!? Ну подумайте вы хорошенько своей головой – вам же открытым текстом говорят, что самое страшное для власти, если вдруг страна начнёт развиваться!!!

Вопрос Зурабову: а человек в любой момент может перевести свои пенсионные сбережения из частной формы в государственную и наоборот?

Конечно можно! – радостно отвечает Зурабов. Вы не волнуйтесь – куда захотите – туда и переведёте (а мы вам в очередной раз объясним, что «переводить» нужно от государства частникам, а не наоборот).

Обратим внимание: сам Познер признал, что только 0,3% «дорогих россиян» вложили деньги в частные «управляющие компании». Т. е. 99,7% — вложили в своё государство (вот ведь подлые какие – не хотят новым Мавроди деньги отдавать!… Но это так, к слову пришлось…). И если Познер настойчиво подводит аудиторию к мысли, что не грех бы перевести деньги из одной формы собственности в другую – кому он предлагает сменить «управленца»? Трём человекам из тысячи, или наоборот? Какой тип вложений он призывает покидать? И кто ему заплатил за такой призыв? И самое главное – с какой целью? Думайте, «дорогие россияне», думайте…

Подумайте так же над тем, что на самую важную тему обычно тратится больше всего времени. Из 56 минут передачи 44,5 пошли именно на рекламу частных управляющих компаний в грядущей пенсионной афёре. Хотя вторая тема – отношения бизнеса и власти – солидна, важна и респектабельна. Подумаем: если такое внимание уделяется пенсионной реформе и самое главное – её частной составляющей – не есть ли это признак того, что готовится новый вариант приватизации? Только теперь уже наших денег, без которых мы и наши соотечественники на страсти лет просто начнём дохнуть с голоду. Ведь ни Греф, ни Зурабов нам копеечку не кинут – рынок есть рынок, «дорогие россияне»…

Тема вторая.

Познер начинает с трагическими интонациями: тут вот, после ареста Ходорковского, многие стали переживать: не начнётся ли передел собственности, «отъём»? Не станут ли сажать? (А кто, собственно, «переживает»? Может быть те, кому есть из-за чего «переживать»? Для честных людей пересмотр итогов приватизации не опасен… Вы поспрашивайте своих знакомых, уважаемые читатели – кто из них «переживает»? – прим. ред.)… Вот и Колесников (ЗамГенПрокурора) публично сожалел, что не может дать Ходорковскому 10 лет (а почему, собственно, «не может»? – прим. ред.), да ещё пальчиком вот так вот – Познер показывает, как именно – погрозил (вот ужас-то какой! Люди в домах замерзают – и хоть бы хны Познеру, а пальчиком погрозили, и уже переживания – а не репрессии ли начались?).

Вот съезд закончился – и мы пригласили участника съезда В. А. Потанина. Первый вопрос: на сколько важен был приход Путина на съезд? Вы же его сначала звали – а он не пошёл… А потом пришёл на съезд – но вроде как и не по «делу Ходорковского»…

Потанин: конечно приход важен! Мы все стали чувствовать себя гораздо лучше, когда Президент пришёл. И энтузиазм появился, и вообще…

Познер показывает отрывок из выступления Президента. Кстати – мало кто заметил тончайший, просто великолепный юмор, продемонстрированный нашим дорогим Владимиром Владимировичем Путиным. Вот он говорит на съезде РСПП: «в наших условиях … любое уголовное дело по бизнесу вызывает настороженность и тревогу…» Потом поднимает глаза и проникновенно так, прям как на допросе продолжает: «и я вас очень хорошо понимаю…». Умный оценит эту шутку…

Сразу вопрос Дружининой – а вас эти слова убеждают? Она секунду очень натурально «колеблется», медлит с ответом (ведь ответ очень сложен) – да, вы знаете?... Убеждают!

Следующий вопрос Потанину – вот вы говорили на съезде, что большой бизнес не должен быть в критические ситуации вовлекаться в политику. Что вы имели ввиду?

Потанин объясняет: да предприниматели и не хотят лезть в политику! А которые лезут – так те и не предприниматели вовсе! Нам бы вот рабочие места создать для людей, проинвестировать в экономику – а в политику мы ни-ни! Особенно теперь… Путин ведь сказал: диалог вести будем. И всё!

Познер: но ведь Президент сказал, что у нас бизнес от государства (читай – власти) отличить тяжело. Есть такая грань? Вы её видите?

Вопрос расшифровывается так: мы с тобой, Потанин, всё понимаем. И знаем, что с президентом договорённость есть. Но вот ты аудитории объясни – будете вы ещё в Диктаторы лезть (как Ходорковский) или уже нет? Кесарю, мол, кесарево…

Потанин объясняет: так я ж об этом и говорю! Мы теперь занимаемся деньгами, экономикой – а политикой пусть занимается Президент…

Ответ Потанина можно понимать так: зачем нам политика, если у нас деньги? Мы договорились, каждому своё. Будем теперь поддерживать друг друга и не лезть в чужие вотчины (из этого, кстати, следует: после разделения «должностных полномочий» между большим бизнесом и большой властью, власть получила возможность и поддержку бизнеса во владении политической частью Системы, а бизнес получил полный карт-бланш для зарабатывания ещё больших денег. А на чём, вернее – на ком он может эти деньги заработать? Да ещё при полной поддержке власти?).

Познер: на ведь на Западе бизнес играет чрезвычайно активную роль в формировании политического спектра государства (перевод: а вы что ж – рыжие? Неужели тоже не хочется?).

Потанин: безусловно. Но там то он делает это вполне корректно! Существуют устоявшиеся правила игры – и никто их, как правило, не нарушает. Там у них всё цивилизованно – и нам так же надо… (перевод: Вот Ходорковский сунулся — и чем это для него кончилось? Нет, мы будем как на Западе – дружить с властью и помогать власти. А уж она нас, бог даст, не забудет… куда она от нас денется?)

Следующий вопрос, касающийся «отодвинутости» олигархов от политической кормушки, Потаниным используется для саморекламы. Познер не зря сделал акцент именно на отрицательном смысле слова «олигарх» — Потанин не может не среагировать. Вообще, Познер и Потанин прекрасно сыграны и зачастую видно, что понимают они друг друга с полуслова…

Конечно, Потанину слово «олигарх» не нравится. Он ведь не олигарх – он предприниматель! Он напряжённо работает, платит зарплаты, платит налоги, создаёт рабочие места и вообще весь «Норильский Никель» сам, своими руками построил на вечной мерзлоте…

Вопрос Познера: а в дальнейшем такие встречи ещё будут? Почему они у нас есть – а на западе их нет? (перевод: а насколько крепко и на какой долгий срок вы подружились с Президентом? Это любовь на всю жизнь или минутное увлечение?)

Да, встречи будут, отвечает Потанин. И на западе они есть — там вместе бизнес и власть ездят на зарубежные саммиты, помогают друг другу… И у нас такое есть. А дальше будет ещё лучше – Президент и бизнес-сообщество общаться накоротке будут и впредь…

Познер: Президент сказал, что у нас сейчас переходный период от капитализма грабительского к капитализму просвещённому (капитализм – грабитель по своей сути. «В «просвещённом» варианте он просто на дело идёт во фраке и со знанием французского языка – прим. рад.). Вот вы себя каким капиталистом видите? – за камерой слышен смех Дружининой – шутка ей нравится. Познер ехидно улыбается – ну, сложную я тебе задачку подкинул?

Потанин как всегда суров и серьёзен – он прекрасно играет свою роль строго, но мудрого олигарха. Он и отвечает умело: какое общество – такой и бизнес (перевод: вы, дорогие россияне, на себя сначала посмотрите, прежде чем бизнес ругать… Сами становитесь лучше – а мы за вами подтянемся…). Я работаю добросовестно на своём рабочем месте, никого не обижаю – так что я вполне «просвещённый»!

Познер: последний вопрос – вы сейчас с большей уверенностью смотрите в будущее, чем вчера?

Потанин: я смотрю в будущее с большим энтузиазмом. И вообще – истерию нагнетаете вы, журналисты! Вот у нас на съезде – все промышленники (и даже предприниматели) были уверенны в будущем. А вот ваши коллеги прямо как с цепи сорвались – всё сенсаций искали! Ну нельзя же так…

На этой «тёплой» ноте Познер заканчивает передачу. Главное уже сказано, кто нужно – отрекламирован, кто нужно – предан забвению. Напоследок даётся слово для «остроумного» высказывания Дружининой. Она высказывается, все в меру смеются.

В заключении – анонс одной из ближайших передач.

Занавес.

0.21766304969788